Вторник, 13.11.2018, 19:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Творения и высказывания святых Отцев Церкви » О воспитании детей в Православии

О воспитании и религиозном образовании детей.

Учение Слова Божия о воспитании детей

Стоит труда поиск в Библии учения о воспитании. Древнейшее о сем учении можно найти в слове Господа к Аврааму: от Авраама точно произойдет народ великий и сильный, и благословятся о нем все народы земли, ибо Я избрал его для того, чтобы он заповедал сынам своим и дому своему после себя, ходить путем Господним, творя правду и суд (Быт. 18, 18-19).

Здесь преподается главное правило воспитания: заповедай сынам твоим ходить путем Господним, творя правду и суд или давай детям воспитание благочестивое и нравственное, сообразно с законом Божиим. «Благочестивое должно быть основанием и душею воспитания».

«Здесь показывают и благотворные последствия такого воспитания: от Авраама произойдет народ великий и сильный. Отец семейства, дающий детям своим воспитание благочестивое и нравственное, может надеяться от себя потомства многочисленного, уважаемого и благополучного. Не трудно понять, что не может того же ожидать нерадящий о таком воспитании, а угрожает ему противное.

Далее, прямо высказанные правила воспитания находим в ветхозаветных книгах, по преимуществу учительных — в книге Притчей Соломоновых и в книге Иисуса сына Сирахова.

Соломон учит: Наказывай сына своего, доколе есть надежда, и не возмущайся криком его (Притч. 19, 18).

Наказывай — значит учи, давай полезные наставления; но также и собственно: наказывай за проступки. Но премудрый поставляет предел суровости наставления и строгости наказания: не действуй с досадою и раздражением и не возбуждай досады и раздражения.

Раздраженный наставник не наставляет, а раздражает. Шумом раздражения заглушается голос истины. Наставляй добродушно; обличай кротко и мирно; наказывай умеренно и с сожалением. Соломон побуждает к такому действованию, обещая от него добрые плоды. Наказывай сына твоего, и он даст тебе покой, и доставит радость душе твоей (Притч. 29, 17).

«Учение Сына Сирахова более строго. Есть у тебя сыновья? учи их и с юности нагибай шею их (Сир. 7, 25). Учи сына твоего и трудись над ним, чтобы не иметь тебе огорчения от непристойных поступков его (Сир. 30, 13)».

В особенности с горьким словом обращается он к тем родителям, которые любят забавлять своих детей и забавляться ими, а не учить их, дают им излишнюю свободу: Необъезженный конь бывает упрям, а сын, оставленный на свою волю, делается дерзким. Лелей дитя, и оно устрашит тебя; играй с ним.

И оно опечалит тебя. Не смейся с ним, чтобы потом не горевать с ним и после не скрежетать зубами своими. Не давай ему воли в юности и не потворствуй неразумию его. Нагибай выю его в юности и сокрушай ребра его, доколе оно молодо, дабы, сделавшись упорным, оно не вышел из повиновения тебе. Учи сына твоего и трудись над ним, чтобы не иметь тебе огорчения от непристойных поступков его (Сир. 30, 8-13).

«Премудра и спасительна та родительская любовь, которая, стесняя саму себя, несколько удерживает ласку к детям, несколько скупится на утешения им, чтобы сберечь сие в поощрение и в награду их послушанию или успехам в полезном учении».

«Наконец, Евангелие, которое вообще вместо духа страха пред законом, господствовавшего в Ветхом Завете, распространяет дух любви и свободы, и в правилах воспитания смягчает древнюю строгость. Св. Апостол Павел пишет: отцы, не раздражайте чад ваших, но воспитывайте их в наказании и учении Господни (Еф. 6, 4).

И в другом послании: отцы не раздражайте чад ваших, да не унывают» (Кол. 3, 21).

«Таково учение священных книг о воспитании. Оно просто и не многосложно, потому что назначено не только для мудрых, но и для простых... По сим правилам просто воспитан был отрок Давид, чтобы пасти овец, но в нем открылся муж, способный пасти народ Божий, победоносный воин, царь, пророк. По сим правилам, вероятно, уже более учительно воспитан царев Соломон, и явился царем премудрым, царем пророком, царем необыкновенно счастливым».

«Из того, что в ветхозаветном учении о воспитании видно более строгости, а в евангельском более свободолюбивой кротости, естественно, рождается вопрос: должно ли следовать исключительно последнему и совсем отложить первое? Чтобы разрешить сей вопрос, обратимся к изречению св. Апостола Петра: наследник, доколе в детстве, ничем не отличается от раба, хотя и господин всего: он подчинен попечителям и домоправителям до срока, отцом назначенного (Гал. 4, 1-2). Видите, он говорит о строгом воспитании как не предосудительном, обыкновенном и должном. Это тем более примечательно, что он строгое воспитание представляет образом того, как Бог воспитывает человечество. Сие видно из следующих слов: и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественным началам мира. Ветхий Завет есть детство человечества и его начальное воспитание под рабским страхом закона. Христианство есть высший возраст человечества и его совершительное под благодатию воспитание; здесь, соответственно возвысившемуся познанию и силе духа. Ему вверяется духовная свобода; и тогда человек внутренно уже не раб, но сын и наследник Божий Иисус Христос.

Итак, поелику Апостол в воспитании человечества Богом и в воспитании каждого человека родителями и наставниками признает одинаковый порядок, то ясно, что и из христианского кроткого воспитания он не совсем исключает древнюю строгость, дабы свобода вверяема была воспитываемому по мере приобретения им умения пользоваться ею.

Все ли равно, давать обширную свободу умеющему ее употреблять или неумеющему, зрелому в разуме или незрелому? Очевидно, не все равно. Следовательно, по мере возраста и образования должно давать свободу детям. Которое из двух направлений правильнее, приятнее и удовлетворительнее для человека, поступление от расширения свободы к ее ограничению или, напротив, от ее ограничения к расширению? Очевидно, последнее. Итак, надобно вести детей от ограничений свободы к расширению ее. Иначе сделавшийся слишком свободным слишком рано, куда направится далее со своим желанием поступления вперед? Не будет он ли он в искушении поколебать справедливые пределы разумной и законной свободы».

Религиозное образование детей

«Первым делом образования дитяти должно быть образование в вере, преподание ему начальных истин ее в таком виде, как они для него могут быть понятны. В сем возрасте (до вступления в школу) надлежит развить в нем чистое, простое верование в могущество, святость и благость Бога, создавшего все, любящего все доброе, осуждающего грех, но милующего и спасающего грешников, раскаивающихся и желающих исправления. Доводите ребенка до мысли о Божестве постепенно, скажите ему языком понятным: «ты видишь вокруг себя разные вещи и знаешь, что каждая из них кем-нибудь сделана: дом построен архитектором, картину написал живописец, цветы посадил и вырастил садовник. Итак, надобно тебе знать, кто сделал светлое солнце, небо, звезды, — все сие сотворил Бог, общий Отец наш, Отец всех людей. Он везде, хотя мы Его и не видим, Он знает все, что мы делаем, слышит все, что мы говорим, даже все, что мы думаем. Без Него ни трава, ни хлебный колос, ни цветы не могли бы вырасти, животные бы не жили, ничто не существует без Его воли. Твоя мать добра, любит тебя, но Бог бесконечно больше благ и больше любит тебя. Твой отец трудится, чтобы пропитать тебя, но Бог бесконечно больше делает для всех людей, нежели все люди вместе могут сделать».

Пример ваш всего более может действовать на ребенка в сем отношении; не произносите никогда имени Бога понапрасну, в речи шуточной. Во время молитвы надобно, чтобы благоговение выражалось во всех ваших словах и движениях. Приучайте и ребенка подражать вам, приучайте слушать или читать молитвы с благоговением и в почтительном положении. Он не поймет еще всех слов молитвы, но поймет чувство, выражаемое поникновением головы, крестным знамением, коленопреклонением; наружное движение воздействует на его внутренность. Но внушайте ему, что грех, моляся Богу, думать о другом и что безмолвное чувство смирения перед Богом, краткая, но сердечная молитва выше молитвы, произнесенной словами без участия сердца. Так мало-помалу он постигнет сладость любви к Богу прежде, нежели разум его познает всю необходимость веры для человека. При входе священника или другой духовной особы показывайте детям, примером своим, с каким уважением, любовию должно обращаться с служителями церкви и внимать их урокам.

Подробное изучение догматов веры должно быть предоставлено настоящим училищам. Но нельзя оставить христианское дитя без указания на христианские догматы до самого вступления в училище. Когда будете учить его молиться с крестным знамением, когда во время молитвы обратите взор его на образ Господа Иисуса Распятого или, яко младенца, носимаго на руках Пресвятой Девы: детская любознательность потребует у вас отчета, что это значит? Тогда начинайте питать юную душу христианством, только умейте применяться к возрасту, предлагайте простое человеческое млеко младенцу природы. Скажите, что Бог невидимый, именно Сын Божий, любя человеков, восхотел быть видим и жить с ними, для того родился от Пресвятой Девы и жил на земле как человек, чтобы научить нас свято жить; что Он восхотел даже пострадать и умереть на кресте, чтобы очистить нас от грехов; но умерши как человек, как Бог в третий день воскрес, вознесся на небо и царствует на небе и на земле и спасет нас, когда мы молимся, угождаем Ему, веруем в Него и во грехах просим у него прощения. Передавайте сие не как непостижимый догмат, но как чудесный рассказ; и он возбудит внимание и возвысит душу детища, и ваше благоговение и любовь к Спасителю отразится в ней и приготовит ее к высшему разумению в свое время».

Что самое важное в воспитании

«...Неизлишне напомнить родителям и воспитателям детей апостольское наставление: воспитывайте в наказании и учении Господни. То есть словом и делом руководствуйте детей к жизни благочестивой и честной по учению Христову.

Отдадим долг уважения знанию и учености. Скажем, если угодно, что люди, обладающие глубокими познаниями о предметах природы, человечества и общества человеческого, суть очи народа. Однако, как не всякому члену тела надобно быть оком, так не всякому члену общества надобно быть ученым. Но усиленные укоры невежеству и похвалы неопределительно понятному просвещению посеяли в некоторых людях односторонние мысли, что воспитание, достойное своего имени, есть только ученое, что воспитывать — значит преподавать науки, что воспитанным надобно почитать того, кто прошел несколько поприщ уроков.

Это значит — воспитывать более голову, нежели сердце и всего человека. Счастлив воспитываемый, если наставник в учении веры успеет глубже посеять в нем семя духовного учения, нежели другие наставники семена мирских учений, и если духовное семя будет питаемо домашними и церковными упражнениями благочестия под влиянием доброго руководства и примера. Учение Божественное очистит, утвердит и освятит учения человеческие и сделает их употребительными на пользу частную и общественную, потому что благочестие, как говорит Апостол, на все полезно есть, обетование имеюще живота нынешнего и грядущего (1 Тим. 4, 8).

Но если благочестие, хотя и говорят о нем постановления, в самой душе воспитываемого не положится в основание мирских учений, то они будут истинно основательны. Учения неосновательные не благоустрояют жизни, а между тем обыкновенно надмевают. Надменный мнимым  знанием и образованностью всего чаще ставит себя выше своего состояния. Так происходят люди, которые не мирятся с бедностию, не уживаются с посредственностию, не сохраняют умеренности в изобилии, алчут возвышения, блеска, наслаждений, разочаровываются пресыщением так же, как ненахождением пищи своим страстям, всегда недовольны, любят перемены, а не постоянство, и, преследуя мечты, расстраивают действительность настоящую и будущую».

«Ученые сами признали, что воспитание ученое не всегда уместно и с пользою прилагается, особенно к состояниям средним и низшим в обществе, когда отличили от оного и старались отдельно устроить для сих состояний воспитание деловое, то есть приспособленное к делам сих состояний, к земледелию, к ремеслам, к художествам, к промышленности и торговле. Мысль дельная при дельном исполнении».

Должно только «напомянуть, что воспитание деловое только при помощи воспитания благочестивого и нравственного может образовать земледельца, ремесленника, промышленника, торговца, трудолюбивых, честных, способных устроить свое благосостояние и быть исправными членами общества». Поэтому «небрегут о детях, если старательнее учат их полезному для жизни временной, нежели спасительному для души бессмертной; если тщательнее меблируют их голову набором слов и понятий, нежели возделывают вертоград их сердца, исторгая из него дикия травы неправильных склонностей и привычек, насаждая в нем благия чувствования к добродетели, ограждая его от ветров легкомыслия и от бурь страстей; если при воспитании не довольно помнят и не довольно употребляют в дело, сколь важное само в себе, столь же и благодетельное для всех отраслей познания, начало учения: начало премудрости страх Господень, разум же благ всем творящим его (то есть хорошие познания хороши для тех, которые употребляют их на хорошие дела); благочестие же в Бога начало чувства (Притч. 1, 7). Вы обрабатываете в детях будущих граждан, воинов, словесников, письмоводцев, художников, промышленников; хорошо, но не пренебрегите того, что еще лучше, — не пренебрегите образования в них сынов Церкви, приготовления будущих граждан неба».

«Что сказать о изящном воспитании — о образовании детей приятными искусствами? В пользу сей отрасли воспитания можно сказать; церковное пение — вот приложение приятного искусства к воспитанию, достойное похвалы и поощрения. Упражнение в пении церковном и близких к оному песнопениям духовного и нравственного содержания путем удовольствия ведет к пользе; оно умягчает сердце, но не изнеживает, как иные роды пения, возбуждает и питает возвышенные чувствования, а не страсти; занимая невинную душу, не только не уменьшает ее невинности, но и освящает оную. Не скроем желания, не останавливаясь на том, сбыточно ли оно, чтобы сие чистое увеселение из воспитания чрез привычку перешло в жизнь и чтобы христиане, как бывало некогда, не только в церкви, но и в доме, по наставлению Апостола, глаголами к себе во псалмах и пениях и песнех духовных, воспевающе и поюще в сердцах Господеви» (Еф. 5, 19).

Обыкновенно «употребляют приятные искусства в воспитании так, что они, — изъяснимся как можно скромно, — являются цветами, которые не приносят плодов и с которыми соединено терние, приятно уязвляющее. По сему предмету чувство благочестивое, чистое нравственное чувство и опытное благоразумие тщательно должны быть призываемы на совет о том, в каком виде и в какой мере допустить приятное, чтобы под прикрытием его не прокралось вредное — изнеженность, рассеянность, пристрастие к чувственным удовольствиям».

«Искусства и познания приятные доставляют жизни человеческой, так сказать, приправы и лакомства, а не хлеб и пищу: не странно ли было бы заботливо собирать к столу как можно более приправы и лакомств и не заботиться о том, будет ли хлеб и пища?

Святитель Филарет, Митрополит Московский

Категория: О воспитании детей в Православии | Добавил: Yllianna (25.08.2009)
Просмотров: 3110 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Категории раздела
Для супругов, о семейной жизни [14]
О воспитании детей в Православии [6]
О молитве [0]
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • Сибирская Благозвонница - православное издательство
  • Сайт многодетной семьи Небусовых-Проплётиных
  • Православной умелице - вышивка крестом
  • Родовое дерево семьи Волковых
  • Страничка многодетной семьи Виноградовых
  • Наш любимый православный телеканал "Радость моя"!
  • Наш любимый православный телеканал "Союз"!
  • Многодетия - сайт православных многодетных семей Крыма
  • Общение православных родителей
  • Сайт храма свт. Василия Великого на горке, город Псков
  • Наш опрос
    Оцените мой сайт
    1. Отлично
    2. Хорошо
    3. Неплохо
    4. Плохо
    5. Ужасно
    Всего ответов: 9
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0